Интеграция Таджикистана в проект «Один пояс, один путь»

Перспективы возрождения Великого шёлкового пути в СМИ обсуждаются давно, но после состоявшего в Пекине форума «Один пояс, один путь», посвященный китайскому проекту «Экономический пояс Шелкового пути» весь мир обратил свой взор на Китай.

Вот что пишет Посол Республики Таджикистан Рашид Олимов в своём статье в китайской газете «Жэньминь жибао»:- «Великий шелковый путь, угасший несколько столетий назад, с новой силой возрождается в 21 веке и мир является очевидцем этого захватывающего созидательного процесса, затрагивающего интересы половины человечества. Очевидно, что высохшее русло некогда полноводной реки шелкового пути вновь стремительно наполняется энергией созидания благодаря, прежде всего, успешным реформам и политике открытости Китая».

Таджикские СМИ в рамках этого проекта сообщают об обсуждениях планов по постройке 1972 км железной дороги из китайского Кашгара в Иран, через Кыргызстан, Таджикистан и Афганистан. 392 км данной дороги должны пройти через Таджикистан, что позволит Китаю самым кортким путем выйти на 80 миллионный пост-санкционный “голодный” иранский рынок, обойдя своих конкурентов из ЕС и США. Для самого Таджикистана данная железная дорога, возможно, даже будет иметь большую значимость, так как страна имеет только одну железнодорожную артерию, соединяющую ее с миром. Трасса проходит через Узбекистан, который часто часто пользуется возможностью заблокировать ее или усложняет переток товаров через данную дорогу во время региональных споров.

Также ожидается постройка высокоскоростной магистрали из Китая в Европу, которая также должна пройти по территории Таджикистана. Реализация и практическая составляющая данного проекта под большим вопросом, во многом из-за экономической целесообразности стройки.

Китай уже вовлечен в решение комплекса задач по достижению трех стратегических целей, определенных Президентом РТ Эмомали Рахмоном: обеспечение энергетической независимости страны, достижение продовольственной безопасности, вывод страны из транспортно — коммуникационного тупика. За период с 2006 по 2013 годы ЭКСИМ Банк Китая предоставил правительству РТ более 1 миллиарда долларов льготных кредитов, а также грантов на сумму, превышающую 500 миллионов юаней. Все эти средства были направлены на реализацию инфраструктурных проектов общенационального значения: создание единой энергетической системы страны, возведение крупных объектов социального назначения, строительство современных мостов и тоннелей, дорог и автомобильных магистралей международного класса.

Стоит отметить, что установление прямого автомобильного сообщения на линии Душанбе-Хорог-Кашгар имело прорывное значение для развития торгово-экономического сотрудничества между двумя странами. Продолжающееся формирование международного транспортного коридора «Душанбе-граница с Китаем-Кашгар» по сути, является основой создания интеграционного транспортно-экономического пространства в Припамирье. Глубоко символично, что современный транзитный маршрут через Памир воссоздает древний караванный путь по средней ветке Великого шелкового пути, которая просуществовала до начала ХХ века. Обновляемая автомобильная магистраль имеет обоюдовыгодный характер: для Китая открывается выход на Афганистан, Иран и далее, а для Таджикистана — в Китай, Пакистан и Индию.

В Таджикистане высоко ценят сотрудничество с Китаем, слова и дела которого никогда не расходятся. Вслед за установлением отношений стратегического партнерства, Национальная корпорация нефти и газа КНР (CNPC) специальным соглашением, подписанным с правительством Республики Таджикистан, оформила свой интерес к углеводородным ресурсам Таджикистана. Значительная часть четвертой очереди трансазиатской газовой магистрали из Туркменистана в Китай, как известно, пройдет по территории Таджикистана, где продолжается строительство дорог, соединяющих Китай с Узбекистаном и Афганистаном. Китайские компании участвуют в освоении минеральных ресурсов, которыми богаты недра Таджикистана. Аграрии и ученые двух стран добились впечатляющих результатов в выращивании новых высокоурожайных сортов хлопка, кукурузы и пшеницы. Эти и другие совместные с Китаем масштабные проекты, осуществляемые на территории Таджикистана, — яркая иллюстрация возрождающегося шелкового пути.

Новые возможности для формирования международных транспортных коридоров открылись вслед за открытием прямого автомобильного сообщения между двумя странами через КПП «Кульма-Карасу», который обеспечивает до 60% объема двустороннего товарооборота. Большой потенциал заложен в железной дороге Туркменистан-Афганистан-Таджикистан, строительство которой стартовало в середине 2013 года.

Как некогда Бактрия и Согда играли весомую роль на оживленном перекрестке Великого шелкового пути, так в наши дни Таджикистан получает возможность стать страной-транзитером и выступить в роли евроазиатского торгово-экономического посредника. Формирование удобных транспортных коридоров между КНР, РФ и соседними государствами ЦА, создание благоприятных условий для грузоперевозок и международных мультимодальных центров логистики – одна из задач, которую совместно решают Китай, Россия и правительства стран Центральной Азии на двусторонней основе и в рамках ШОС.

Таджикское председательство в ШОС проходило под девизом: «Сотрудничество, соразвитие, сопроцветание». Очевидно, что ключевые приоритеты Республики Таджикистан в ШОС созвучны масштабной «шелковой» инициативе Председателя КНР Си Цзиньпина. Не исключено, что концептуальные идеи, заложенные в предложении руководителя Китая, найдут свое отражение в Стратегии развития ШОС до 2025 года, разработке которой государства-члены придают большое значение.

На фоне обсуждения глобальных проектов в сфере железнодорожного транспорта, куда быстрее дело движется в строительстве обычных дорог. Китайская China Road вложила в ремонт и перестройку нескольких важных автотрасс в Таджикистане, в том числе 300 млн. долларов в стратегически важную трассу от столицы Душанбе до границы Кыргызстана, в строительство которой была включена постройка 9 тоннелей (в том числе Шахристанского, длинною более 5,2 км и стоимостью в 52 млн долларов), а также менее значимую Душанбе — Дангара (на 49 млн долларов), и построила новые дороги в таджикском энергогородке — Рогуне. Все дороги были построены на кредиты и гранты КНР через государственный Эксимбанк, и кредиты по линии Шанхайской организации сотрудничества.

Китай в лице TBEA (Синьцзян) также принял участие в постройке единой энергетической сети республики. На данные цели Эксимбанк выдал 400 млн долл. TBEA также занимается постройкой ТЭЦ станции на окраине Душанбе. Данная ТЭЦ стала объектом общественных обсуждений, когда при первом запуске соседние дома в районе станции покрылись слоем золы, что вызвало большие вопросы среди жителей Душанбе об экологичности данной ТЭЦ, но вскоре проблема была решена, но репутация станции в глазах жителей столицы была испорчена, особенно в свете телесюжетов о высоком уровне загрязнения в Пекине и Северном Китае.

Несмотря на эти обстоятельства, процесс научно-технического развития невозможно остановить, человечество привыкло к благам цивилизации, которое направлено на улучшение его жизни на земле.

Ещё одним преимуществом проекта Великий шёлковый путь является перспектива «открытых границ» между странами Центральной Азии, которые были закрыты после введения визового режима в период суверенитета и государственной независимости.

Усманов М. А., кандидат исторических наук, председатель СПб ООТ «Аджам».