Очарование благословенной Бухары

К великому счастью, глобализация пока не коснулась Узбекистана, поэтому его древние города  обладают удивительной магией, здесь не то что почувствовать, здесь можно «потрогать Великий шелковый путь руками». Прежде всего, в Бухоро-и-Шариф (благословенной Бухаре), основанной еще царем Сиавашем, принцем Персии 2 500 лет назад. С той поры Бухара слыла одним из наиболее великих торговых центров Востока и Шелкового пути.

Сегодня это город-музей, обладающий уникальным архитектурным наследием — полторы сотни средневековых памятников, а его исторический центр внесен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Именно здесь в первозданном виде сохранился шедевр раннеисламской архитектуры —  мавзолей Исмаила Самани, построенный еще в первом веке нашей эры.  Усыпальница  знаменитого царского рода сочетает в себе практически все традиции зороастрийских храмов огня, и с другой стороны – базовые элементы, впоследствии ставшие классикой среднеазиатского архитектурного стиля.

   

Мал золотник, да дорог. Так можно сказать про еще один памятник Бухары — медресе Чор-Минор (Четыре минарета), который находится на северо-востоке города, и, несомненно, заслуживает того, чтобы путешественники сделали хороший крюк. Вот уж, действительно,  совершенная гармония силуэта, пропорций и форм. Компактностью здания не умаляет его величия. Медресе было построено в 1807 году по инициативе Халифа Ниязкул-бека, который посетил знаменитый Тадж-Махал в Индии и после этого захотел создать нечто похожее в Бухаре. К сожалению, до наших дней сохранилась лишь часть входного портала, который служил мечетью, и четыре минарета.

Но вернемся в центр Бухары на ее парадную площадь Регистан, чтобы со всех сторон насладиться самым тиражируемым видом на минарет Калян. Его воздвиг караханидский правитель Арслан-хан в 1127 г., высота сооружения — 46,5 метров при диаметре цоколя в 9 метров. Подножие великого Пой-Калян составляют мечеть Калян и медресе Мири Араб.

Построенный полностью из жженого кирпича, минарет кое-где имеет орнаментальные полосы из голубых плиток, говорят, именно здесь впервые был использован этот прием, и отсюда он распространился по всей Центральной Азии.

Вообще, гиды рассказывают туристам немало легенд про минарет Калян, что, дескать, его венчает «шапка Чингисхана» и что его второе название — «башня смерти», так как с нее сбрасывали осужденных преступников и т.п. В момент, когда над городом разносится призыв муллы, подобные сцены невольно рисует воображение особо чувствительных натур.

Неповторимую атмосферу Бухаре создает неприступная крепость Арк, заложенная еще в VI-III вв. до нашей эры. Она много раз перестраивалась, но всегда служила надежной защитой для горожан. Здесь находился зимний дворец эмира, подсобные постройки, дома высокопоставленных чиновников и военачальников. Их можно увидеть сегодня, гуляя внутри крепостных стен, — по сути, городу в городе, умещавшем до трех тысяч человек. Музей цитадели хранит память о славных временах и личностях, в разные годы находивших здесь пристанище. Среди них — Фирдоуси, Рудаки, Аль-Фараби,  Авиценна, Омар Хайям. 

Символом экономической мощи Бухары и отражением ее значимости на Великом шелковом пути можно считать Торговые купола, так называемые «таки», что-то вроде древних торговых центров. В этих пространствах размешались торговые ряды и мастерские ремесленников. До наших дней сохранилось лишь четыре купола. Первый — Таки-саррафон в древности был валютной биржей, а сегодня объединяет промыслы восточных сувениров и знаменитые златошвейные мастерские. Купол Тельпак Фурушон представляет разнообразные головные уборы, купол Тим Абдулла-хана  — ковры ручной работы, а под куполом Таки-Заргарон сегодня традиционно располагаются несколько десятков ювелирных мастерских. До сих пор в Бухаре действуют лучшие ювелирные базары, привлекающие ассортиментом, качеством и ценой многочисленных покупателей со всей Азии. Кстати, весьма колоритное туристическое место!

Как ни прекрасны памятники и купола Бухары, все путешественники, да и местные жители в полдень стекаются к площади Ляби-Хаузу («у бассейна») – истинному сердцу старого города. Хауз – это каменный бассейн, коих раньше в Бухаре было великое множество, на любой площади, почти у каждого медресе, из них водоносы черпали воду, в них купались дети, а вокруг них образовывались оазисы живительной прохлады.

В эти рукотворные водоемы, чаще всего прямоугольной формы, через систему арыков собиралась питьевая вода. Люди следили за чистотой, укрепляли берега, высаживали деревья. Однако, после того как в средние века по Азии прокатились волны эпидемий, хаузы были осушены и засыпаны. Разумеется, в современной Бухаре из хаузов никто не пьет воду, они используются для создания приятного микроклимата.

Хауз с водоносами на картине П. Бенькова 1929 г.

Сохранившиеся хаузы гармонично вписаны в архитектурные ансамбли города, представляя несомненную историческую ценность. Самый знаменитый из них расположен на центральной площади Ляби Хауз в старом городе. Сам хауз называется Диван-Беги – в честь визиря Имамкули-хана Надира Диван-Беги.

Его окружают памятники архитектуры 16 века: медресе Кукельдаш, медресе и  мечеть Надир-Деван-Беги, рядом находятся важные торговые и культурно-исторические объекты города, тенистый сквер и памятник Ходже Насреддину – великому балагуру и мудрецу Востока, уроженцу Бухары, где его образ окружен огромной народной любовью, а бронзовый памятник затерт туристами до блеска. На счастье!

Сегодня это излюбленное место отдыха горожан и туристов. Удивительным образом бухарцам удалось преобразить свой город, который фактически находится в пустыне, но при этом – у воды.

В тени вековых деревьев Ляби-Хауза расположились уютные рестораны и чайханы, мимо которых невозможно пройти. Небольшая передышка в экскурсионной программе за чашкой зеленого чая – жизненная необходимость перед вылазкой за пределы города.

 

В 4 км. к северу от Бухары находится дворец Ситораи Мохи-Хоса (дворец звезды, похожей на Луну) – летняя резиденция, заложенная в 1822 году эмиром Насруллой, при котором Бухара стала протекторатом России.  Не случайно в архитектуре зданий просматривается смешение восточных и западных стилей. Еще контрастнее это выглядит в убранстве покоев – европейская дворцовая мебель и бытовые предметы на фоне пышно расписанной керамики и ганча, в витринах китайский и японский фарфор, коллекция национальной одежды XIX в., украшенная знаменитым бухарским золотым шитьем и.д.

 

Окружает дворцовый комплекс чудесный парк с беседками, аллеями, виноградными туннелями, по которым неспешно фланируют туристы, кормят павлинов с рук, любуются Ситораи-хаузом (звёздный пруд), где по преданию, в жаркие дни купались жёны и наложницы последнего эмира. Прекрасная идиллия в духе Dolce vita на восточный манер, достойный сюжет для утонченной миниатюры, продолжающей традиции синергии искусства Великого шелкового пути.