Пеленание, бинтование, укутывание

Если собрать все это в одном месте, получится неожиданно интересное послание, метамарфозы – переосмысленный диалог разных произведений искусства.

В центре Михаила Шемякина открылась выставка культового художника Олега Пащенко  «Те́ло спало́» в рамках экспозиции «Пеленание, бинтование, укутывание в искусстве» проекта  «Воображаемый музей. Антология форм» Михаила Шемякина.

Дизайнер и куратор выставки Карина Чернышова.

Долгие годы Михаил Михайлович собирает, анализирует, переосмысливает разные произведения искусства, объединенные одной темой. В увесистых черных папках хранятся емкие подборки — «Шар», «Автомобиль», «Карнавальность», «Образ смерти», «Крик», «Стул», и т. д.

По сути, это уникальная коллекция миллионов образов, собранных из книг по искусству, журналов, каталогов аукционов, фотосъемок музейных архивов, старых гравюр, произведений различных видов искусства. Исследование насчитывает уже более 700 тем по 1500-10000 изображений в каждой папке.

Впервые коллекция на тему пеленания, бинтования, укутывания в искусстве представлена в центре на Садовой в рамках проекта «Воображаемый музей Михаила Шемякина».  В экспозиции около 600 иллюстраций произведений искусства от III тысячелетия до нашей эры вплоть до сегодняшнего дня.

Михаил Шемякин: «Я занимаюсь более 50 лет “Воображаемым музеем”, у меня громадная библиотека во Франции, свыше 1000 м². где собраны папки по разным темам… Тема забинтованной фигуры меня интересовала давно. Она начинается с мумий Древнего Египта, продолжается в “Воскрешении Лазаря” в русской иконе и изначально была связана с ритуалами. В современном мире это может быть результатом болезни художника или быть художественным приемом, как у Христо, который упаковал Рейхстаг», — пишет в аннотации к выставке М.Шемякин.

«Саркофаг – футляр, в котором покоилась мумия, есть первый родоначальник иконописи, а также роспись самой мумии, спеленутой проклеенными свивальниками, по которым наводился гипс. Запеленутая мумия и саркофаг, в котором она покоилась, были свидетельствами того, что усопший сделался образом божиим, идеальным обликом своей собственной человечности, идеи самого себя, своей духовной сущности. В православии эта мысль находит выражение в иконографии воскрешения Лазаря, которого изображали выходящим из гроба и спеленутым на подобие мумии», — пишет В.Иванов в сопроводительной статье «Принцип сокрытости в искусстве».

Итак, спеленутость – это символ, отображающий тайну, запрет, закрытость.

Судя по интригующему разнообразию экспозиции, «упаковать» можно все – от связанных красной нитью деревяшек до памятников, машин, мостов и целых городов….

Зачем бинтовать? Бинт – особенный «упаковочный материал». Когда смотришь на забинтованного, первое, что приходит в голову – боль, рана, травма. Второй смысл бинтования – желание спрятаться за бинтами, третий – покойники и привидения, четвертый – младенцы, пятый – путы, цепи, связывающие и сковывающие ….Этот список можно продолжать.

Участие в проекте Олега Пащенко не случайно. Его цикл «Те́ло спало́» выбрал сам Михаил Шемякин по итогам конкурса на тему «Пеленание, бинтование, укутывание в искусстве»

Олег Пащенко — дизайнер, художник, лауреат ряда премий, в том числе Бронзового Льва Международного фестиваля рекламы «Каннские львы» (2001). Был арт-директором Студии Артемия Лебедева, сейчас преподаёт в Школе дизайна Высшей школы экономики. Снялся в фильме «100 лет дизайна» — альманахе про мировую историю дизайна от лучших русских дизайнеров и дизайн-студий. В фильме Олег Пащенко рассказывает про разницу между художником и дизайнером, про дизайн как активное отношение к жизни и исправление ошибок.

Богоматерь Капельница. О.Пащенко. 2017г.

Работы Олега – это живописные барельефы. Он использует сложную технику «ассамбляж» — смешивание полупрозрачного бинта с клеем и красками, что дает объемную фактуру. Автор признается, что ему близка тема бинтов и травмированности. Все началось в юности, когда он решил декорировать рабочую тетрадь бинтами. Получилось весьма необычно. Связав свою жизнь с WEB-дизайном, Олег Пащенко долгое время работал с плоским экранным изображением, но пару лет назад вернулся к «живому творчеству», традиционным материалам, в результате чего появилась целая серия впечатляющих работ.

Олег Пащенко – дизайнер, художник.

Олег Пащенко о своем проекте:

Меня беспокоят телесные границы и их нарушение.

Граница, отделяющая меня от моего тела.

Граница между субъектом телесности и телом как объектом.

Телесность как травма.

Поверхность кожи как картинная плоскость, и наоборот.

Картинная плоскость как болевой порог.

Граница, при пересечении которой изображение объекта становится самим

объектом.

Граница между сном и бодрствованием.

Прохладная сторона подушки. О. Пащенко. 2016г.

Представленный Михаилом Шемякиным, молодой художник Олег Пащенко с его перебинтовано-связанной выставкой «Те́ло спало́» наилучшим образом вписывается в общую концепцию «Воображаемого музея» и демонстрирует современное прочтение заданной мэтром темы.

Похоже, знаменитые черные папки Шемякина начинают выходить из тени, оживать и благородно выводить на авансцену талантливую молодежь.

Выставка «Пеленание, бинтование, укутывание в искусстве» продлится до 8 октября 2018г.

Шемякин в Петербурге – открытие для туристов