Кочевники Арктики: искусство движения

Под таким названием в Кунсткамере открылась знаковая выставка, ставшая венцом  научно-исследовательской работы петербургских ученых во главе с антропологом, доктором исторических наук, профессором, членом-корреспондентом РАН, директором Музея антропологии и этнографии (Кунсткамера) РАН Андреем Головневым.

У Андрея Владимировича еще много званий и должностей, но нам важно отметить его прочную связь с Арктикой. Если верить Википедии, то это исследователь-полевик с 40-летним стажем экспедиционных работ на Ямале, Таймыре, Гыдане, Урале, Европейском Севере России, Чукотке, в Югре, Якутии, Скандинавии, на Аляске и в других областях Арктики и Субарктики среди ненцев, селькупов, энцев, хантов, манси, саамов, коми-зырян, чукчей, эвенков, якутов, сибирских и уральских татар, башкир, нагайбаков, русских поморов, староверов, сибирских старожилов, немцев Урала.

Автор концепции «антропологии движения», которая названа в числе выдающихся достижений РАН 2009 года.

Открытие выставки «Кочевники Арктики: искусство движения» А.В. Головнев запланировал в День своего рождения – 14 марта, что весьма примечательно, да и первую экскурсию провел лично. Директор Кунсткамеры вдохновенно рассказал об экспозиции и представил только что вышедшее в свет уникальное научное издание «Арктика: атлас кочевых технологий». Работа над книгой велась последние пять лет и стала результатом многочисленных проектных полевых исследований и экспедиций на территории Ямала, Чукотки и Кольского полуострова – основных очагах арктического номадизма (кочевания).

Получилось подробное руководство как быть кочевником, основанное на опыте самых ярких представителей кочевого образа жизни в Арктике — ненцев, чукчей, саамов и коми-ижемцев. По признанию А.В. Головнева, по сути, эта выставка и есть книга, только развернутая в музейную экспозицию.

Культуры трех легендарных тундр – Ямала, Чукотки и Кольского полуострова, которые занимают внушительную территорию, – базируются на своеобразном представлении кочевников о пространстве-времени. В отличие от оседлой картины мира, где пространство и время существуют и воспринимаются раздельно, в ментальности кочевника они соединены. Из поколения в поколение передается умение кочевать, постоянно переходить с места на место в поиске новых пастбищ, а если образно, то —  «парить над тундрой». Жизнь в состоянии вечного движения легла в основу научной концепции номадизма — термин, обозначающий кочевничество, которое сегодня вовсе не отмирает, а лишь меняет свой облик.

Главный вызов выставочного проекта – представить динамичную кочевую культуру народов Арктики в статичных музейных залах. В основе экспозиционного пространства — круг. Выставка организована по принципу динамично закручивающейся спирали движения оленьего стада в загоне.

Внутри Круглого зала Кунтскамеры — витрины с предметами быта северных народов, на стенах второго круга — яркие кадры, иллюстрирующие философию и механизмы кочевания, третий круг – островки в нишах — стенды, схемы, фото, карты — богатейший иллюстративный материал, весьма обстоятельно показывающий особенности и технологии кочевого образа жизни в экстремальных условиях Арктики.

Подучилась любопытная композиция северного этнодизайна, сочетающего традиции кочевников Арктики и новейшие методы визуальной передачи (аэросъёмка трек-навигация, трехмерное моделирование).

Выставка «Кочевники Арктики: искусство движения» составлена из двух равнозначных блоков: мультимедийного и материального. Начнем с первого – это многочисленные фото- и видеоматериалы, собранные в ходе экспедиций. Смысловой центр выставки находится под потолком Круглого зала Кунсткамеры – экран, на который практически нон-стоп транслируется завораживающее «кружение оленей».

Почему они непрерывно бегут по кругу? С высоты этот круговорот напоминает магический танец, вроде суфийского зикра. С позиции оленя все просто — как только их загоняют в вольер и доминантная самка приходит в замешательство, все остальные олени с целью защиты и в ожидании ее дальнейших действий, начинают нарезать круги вокруг.

Аэросъемка позволила ученым запечатлеть эту завораживающую картину сверху, наблюдая ее, создается впечатление присутствия в самом сердце кочевого пространства.

Второй блок выставки – материальный —  95 уникальных предметов XIX-XX веков из коллекции МАЭ РАН. Большинство вещей выставляется впервые. Многие были доставлены из последних экспедиций — образцы нарт, саамская кережа (санки в виде лодки), снеговыбивалки, предметы меховой одежды, обувь, головные уборы, удивительные аксессуары… Все в очень хорошем состоянии, как будто только вчера использовалось.

На выставке в Кунсткамере представлен детский керкер — цельнокроеный из меха глухой комбинезон. Обычно шьется в двух экземплярах: нижний, он надевается мехом к телу, а верхний — мехом наружу. Размер фиксируется ремешками и завязками. Такой же носят и женщины, а вот, взрослым мужчинам удобнее работать с оленями в раздельном комплекте, состоящем из штанов и кухлянки — глухая широкая и короткая меховая куртка до колен (тоже изготавливается двухслойной).

Северная эстетика – это представление о красоте через функциональность, у кочевников красиво и практично, значит одно и то же. Кочевой минимализм состоит в том, чтобы возить с собой только те вещи, которые обеспечивают контроль над пространством и движущимся по тундре стадом. Все остальное люди получают по ходу или на ходу. Стенды выставки демонстрируют многообразие нарт – главного элемента кочевого трансформера. Подсчитано, например, что в караване средней семьи кочевников, учитывая все сезонные модификации (летние и зимние), используется до сотни нарт. В одном «мобильном модуле» — до 30-ти, на них перевозят съестные припасы, одежду, разобранный чум, дрова, инструменты, домашнюю утварь, наконец, детей в меховых кибитках. У всех нарт есть свое название и четкое место в караване.

Арктические тундры были заселены людьми сравнительно недавно – каких-то 20-30 тысяч лет назад. Механизм движения, заложенный в системах миграции кочевников Арктики, по сути, воспроизводит универсальный древний алгоритм освоения человеком планеты.

Чукчи, ненцы, саамы и коми-ижемцы пасут оленей по-разному, но одинаково видят в оленеводстве экономический стержень, а в олене – символ своей самобытности.

На открытии выставки присутствовали представители коренных народов Севера, специально приехавшие на событие и местные, давно осевшие в Санкт-Петербурге, преподаватели и студенты Института народов Севера при РГПУ им. А. И. Герцена, люди разного возраста, но единые в своей принадлежности и любви к тундре, традициям предков. Пожилые ненцы с удовольствием делились воспоминаниями детства и мечтами встретить старость в родном кочевье в окружении большой семьи соплеменников и олешек.  Каждый предмет в витрине они могли комментировать часами, рассказывая потрясающие истории из жизни.

Главная ценность, сохранившаяся у этих народов — невероятная сплоченность. У них нет сирот и брошенных стариков. Семья в самом широком смысле — нерушима! В Арктике иначе не выжить, там главенствует этика взаимопомощи на основе родства и партнерства, а также межличностной конкуренции, повышающей персональную ответственность в вечном круговороте кочевок и стоянок.

Название чукчей происходит от чавчават «оленный человек» или «богатый оленями». Они потомки древнейших континентальных охотников азиатской Арктики, которые населяли тундры Чукотки с эпохи камня. По преданиям, «для чаучу (оленевода) самое главное — это ноги». Быстрая ходьба у чукчей возведена едва ли не в культ. С посохом в руке и легкой поклажей за спиной чукча может пройти за сутки 40 километров!

Образ жизни кольских саамов считается полукочевым. В их хозяйстве оленеводство играло важную роль наряду с рыболовством и охотой, но стада были не многочисленны, зимой они содержали оленей вблизи жилья в просторных вольерах, отчего оленеводство Кольского полуострова называют «избным». Это у них наблюдается уникальное «кружение оленей».

Что касается исконных обитателей Арктики – ненцев, то они выработали технологии многовековой адаптации к условиям тундры, натуре оленя, сложение симбиоза-в-движении. Как описывают эти процессы авторы книги «Арктика: атлас кочевых технологий», у ненцев в тундре — патриархат, в чуме — матриархат; жилище обустраивается и согревается женщиной, она в нем хозяйка – «чумработница». Чудесные предметы одежды, украшения и аксессуары, выполненные умелыми женскими руками из меха и шкур оленя долгими зимними вечерами, украшают сегодня витрины музея.

Атмосферу выставки поддержало выступление фольклорного ансамбля «Северное сияние», сохраняющего традиции музыкальной культуры кочевых народов Арктики.

Молодые люди в национальных костюмах с бубнами и варганами в окружении аутентичных предметов и красноречивых стендов выглядели очень органично. А уж когда девушки начали петь и танцевать под ритмичный бой, имитируя движения животных и птиц, выкрикивая голосами чаек, то мурашки поползли по спине.

Северные танцы всегда основаны на сюжетах и сценах из повседневной жизни, обрядовых действиях, играх, камланиях шаманов. Движения танцующих весьма самобытны, они просты, неспешны, плавны, и очень точно передают дух тундры, ее чад.

Оленина тушеная с брусникой – главное блюдо праздничного фуршета!

Во многих культурах Арктики кочевание считалось благополучием, а оседлость — бедствием.

Согласно исследованиям А.В. Головнева, сегодня номадизм уже не рассматривается как признак «нецивилизованности», напротив, в высокой степени мобильности видится и исконное свойство человечества, и драйвер его развития, и перспектива прорывных технологий.

ХХI век стал свидетелем ренессанса движения, охватившего страны и народы в виде туристического бума, миграционных волн, кибер-коммуникаций. Другими словами, новое кочевничество не просто входит в моду, оно приобретает стратегическое значение. В этой связи многовековой опыт народов Арктики может научить нас легкости, маневренности, мобильности, натуральным технологиям номадизма.

 

Совсем недавно кочевников всеми силами переводили на оседлость, а сегодня обсуждается, возможен ли обратный перевод от оседлости к кочевью. Более того, механизм движения, заложенный в системах миграций северных кочевников, с одной стороны, воспроизводит универсальный древний алгоритм освоения планеты, с другой становится актуальным для жителей оседлого современного мира, который, оставаясь статичным, все чаще требует от людей мобильности.

Безумно интересная и сложная научная концепция, развернутая в книге и проиллюстрированная в новаторской экспозиции «Кочевники Арктики: искусство движения» в Кунсткамере впечатляет и заставляет нас задуматься о прошлом и будущем цивилизации, собственной жизни, пересмотреть современный набор ценностей.

Очень рекомендую посетить! Выставка продлится три месяца.