Эхо Великого шелкового пути в Шанхае

В 2018 году Китайская Народная Республика отмечает 40-ю годовщину политики реформ и открытости, 24-х миллионный Шанхай готовится стать своеобразным символом этого юбилея, экономического процветания страны, инноваций и счастливого будущего нации.

Шанхай – второй после Пекина туристический центр КНР, ежегодно принимающий 8.5 миллионов иностранных туристов, к их услугам 238 крупных отелей из них 70 – пятизвездочные, аэропорт Пудун — крупнейший хаб Азии с пропускной способностью 1 100 000 человек в день.

Шанхай принято позиционировать как суперсовременный город КНР и всей Юго-Восточной Азии, важный финансовый и культурный центр, крупнейший в мире морской порт, его визитная карточка — витрина расцвеченных небоскребов на набережной. Все это действительно так и очень красиво, но на меня более глубокое впечатление произвела не парадная часть, а старые шанхайские улицы, утопающие в густой тени платанов, высаженные сто лет назад в квартале французской концессии.

Платановая аллея на Нанкинской улице (Шанхай).

Именно в таких местах ощущаешь характер города, его богатую историю и стремительные перемены. Есть в нем очень европеизированные районы, а есть такие, что напоминают немыслимую декорацию и полностью отвечают пресловутому нарицательному определению хаоса «как в Шанхае». Например, скромный одноэтажный домик соседствует с трехэтажным, из него вырастает десятиэтажный, того прижимает какое-то необарочное здание, и все это на фоне конструктивистского небоскреба. Таков Шанхай сегодня. Но в этом и есть его неповторимый колорит, который рисуешь в своем воображении и ожидаешь увидеть.

Шанхай — многоуровневый мегаполис тенистых аллей в дельте реки Янцзы. Все-таки, река играет ключевую роль. Она – связующее звено между городом и морем, его главная улица с весьма оживленным судоходством, разделяющая его на две части – исторический Пуси и деловой сити.

Свою осознанную историю Шанхай ведет с середины XVI века, хотя на его месте периодически возникали рыбацкие поселения. Выгодное географическое положение в излучине мощной реки на берегу Восточно-Китайского моря способствовало  развитию этих территорий и привлекло в XIX веке западных купцов, которые превратили поселение в крупный торговый порт и завоевали себе завидное место под солнцем процветающего Шанхая. Кстати, официально свои экстерриториальные права западные державы утратили лишь в 1943 году.

Шанхайский опиумный салон XIX века. Инсталляция музея истории Шанхая.

История Шанхая наглядно представлена в музее телебашни «Жемчужина Востока» — куклы-манекены изображают жанровые сценки из обыденной жизни шанхайцев в начале прошлого века. Вот, носильщики везут в паланкине белого господина, его обгоняет новенький Бьюик, индус-регулировщик останавливает на перекрестке конную повозку;  вот лавочник взвешивает рис, другой – раскладывает милые безделушки, а вот  курильщики опиума расслабляются на кушетках закрытого салона.

В отдельной нише – макет Нанкинской улицы. Уже тогда она выглядела нарядно и привлекательно. Сегодня первая торговая улица Китая с роскошными ресторанами, магазинами, ночными клубами — место паломничества туристов со всего мира, которые неизменно держат курс вдоль ярких витрин в сторону набережной Бунд, где каждый вечер разворачивается самое потрясающее в мире шоу небоскребов.

Впрочем, вид сверху не хуже. Любопытно, что многие высотки города отданы на откуп туристам. Так, в «Жемчужине Востока» кроме музея организовано немало других развлекательных опций: от смотровых площадок до торговых галерей и высотного ресторана внутри вращающегося шара. Здесь турфирмы предпочитают завершать  обзорные VIP-программы для своих гостей в виде шикарного ужина на фоне восхитительной панорамы ночного мегаполиса.

 Вид на реку и Шанхай с высоты всемирно известных небоскребов.

В другом небоскребе — знаменитой Шанхайской башне воображение просвещенных умов поражает музей Гуаньфу, открытый господином Уэйду Ма на высоте 369 метров. Его девиз выгравирован перед входом: «Использование древних объектов в качестве свидетелей прошлого, установление связи между историческими и нынешними ценностями, стремление к культурному разнообразию, что, в конечном счете, приведет к сближению цивилизаций».

В холле музея сооружена стена-шкатулка, сплошь усеянная резными ящичками, на которых изображены 600 редко используемых иероглифов, а внутри – карточки с подробным пояснением значения каждого символа и случаев его употребления. Этот интерактивный аттракцион создан с благой целью — запечатлеть богатство и разнообразие письменного наследия Китая, дабы пытливые посетители смогли обогатить свои знания о языке и выбрать любые карточки себе на память. Креативно, наглядно, полезно.

Библиотека редких иероглифов в музее Гуаньфу (Шанхай).

В первом зале частного музея выставлен фарфор и керамические изделия разных эпох, отражающие вкусы и пристрастия императорского двора и его окружения. Со времен династии Сун фарфор был престижным атрибутом императорской семьи и китайской аристократии, его высоко ценили за тонкую красоту. В этот период технологии производства керамики и фарфора достигли беспрецедентного уровня сложности. По всему Китаю стали появляться многочисленные печи, сформировав само ремесло и восемь основных керамических школ. Возникла культура использования керамических изделий среди населения, рафинированные ритуалы, подчеркивающие эстетическую ценность предметов.

Научные сотрудники музея обратили наше внимание на уникальную для Китая тысячелетнюю вазу — самый яркий пример влияния Великого шелкового пути на культуру Поднебесной. Китайского в ней – разве что белый фарфор, который традиционно изготавливался на севере страны, а вот сама форма и узоры на вазе (округлые с завитками цветы и листья) полностью привнесены из Согды, на горлышке изображена голова феникса – это символ счастья в западных культурах, пришедший в Китай с этим же значением.

Высокая ваза-феникс с резным рисунком (белый фарфор, эпоха Пяти династий, 901-961гг.).

Как известно, до XVIII века весь фарфор мира делался в Китае, местные фабрики получали заказы от знатных фамилий Европы с их же эскизами и требованиями по изображению определенных  гербов, зашифрованных посланий. В витринах представлен столовый сервиз французского графа. Декорирование и сюжеты росписи изделий для высшего класса черпались из мифологии и обычно выражали внутренние чувства через элегантные образы, в то время как массовые предметы украшались проще и понятнее. Широкой популярностью пользовались изображения флоры и фауны: рыбки, птицы, насекомые, изящные мостики над водой и пасторальные пейзажи с китайским характером.

Один из ценнейших экспонатов музея – зеленая чаша с резным драконом, изготовленная в эпоху короткой смуты династии Тан (906 – 960гг.).  Таких в мире только две: в Шанхае и США.

Осмыслить впечатления, отдохнуть между экспозициями и в очередной раз подивиться изобретательности господина Уэйду посетители могут в оранжерее, где разбит зеленый оазис редких растений – пейзажный мини-парк в духе династии Мин на высоте птичьего полета.

Этой зеленой чаше из коллекции музея Гуаньфу более тысячи лет.

В «Золотой кладовой» Гуаньфу хранится великолепный гребень родом из Скифии (4 в. до н.э.). Гиды не без гордости заявляют, что он свидетельствует о долгосрочных отношениях Китая и России и, что подобное украшение находится лишь в коллекции нашего Эрмитажа. А в соседних витринах сверкают массивные золотые шпильки. Дело в том, что знатные женщины в древнем Китае носили парики из натуральных волос и делали высокие прически, закрепляя пряди большими заколками и вставляя специальные шпильки для проветривания кожи головы. Многообразие форм, размеров и дизайн этих редких аксессуаров впечатляет.

Еще один зал музея посвящен проникновению буддизма в Китай во времена династии восточная Хань, и представляет коллекцию скульптурных изображений принца Шакъямуни в разных стилях, характерных для трех ветвей буддизма: ламаистской, северной и южной.

Золотой гребень из скифского кургана — украшение коллекции музея Гуаньфу (Шанхай).

Несомненно, великое изобретение китайского народа, повлиявшее на ход истории всего государства – шелк также заслуживает особого внимания. Прекрасные образцы его использования в императорских одеждах выставлены в витринах последнего зала музея.

Как известно, появление шелка способствовало совершенствованию системы производства тканей и трансформации китайского костюма. Существовало как минимум, восемь разновидностей ткачества шелка: дамаский шелк, чоу, дуан, марля ша, парча джин, вельвет рон или шелковый гобелен кеси. Все они нашли применение в национальном костюме «ханьфу», особенно во времена правления династий Мин и Цин. Он состоял из длинной до колен туники с широкими рукавами «и», длинной юбки «чан» и нижнего исподнего белья «чжунъи».

Туника из дорогого шелка, вышитая гладью, украшенная тесьмой и позументами считалась желанным подарком для членов императорской семьи. Обычно ханьфу Сына Неба украшали взлетающие драконы, у его супруги на тунике вышагивали журавли, а у придворных — прочие животные, соответствующие чину. Например, генералы носили ханьфу с вышитыми тиграми, чиновники — с львами или драконом, ученые мужи, художники – с птицами (павлин или утка) и т.д. Словом, по изображению на одежде можно было определить статус человека.

Мужская шелковая туника богато украшенная вышивкой и позументами (Китай XIX век).

Попрактиковаться в вопросах средневекового китайского этикета с полным погружением предлагает шанхайский парк Юйюань («Сад радости»), заложенный в 1559 году богатым сановником Пань Юньдуанем для счастливого времяпрепровождения своих престарелых родителей. Со временем парк несколько раз менял владельцев и перестраивался, пока совсем не исчез в пламени Опиумной войны.  После образования КНР городские власти Шанхая решили восстановить Юйюань, и к 1987 году это удалось сделать по сохранившимся старинным гравюрам, планам и законам фэн-шуй.

Павильоны, пруды, зеленые островки, всего 48 живописных мест сегодня радуют глаз  горожан и армию туристов. Парк задуман таким образом, чтобы посетитель незаметно попадал в него и, буквально, терялся в переходах, соединяющих шесть самостоятельных   зон. Центр композиции — Лотосовый пруд с павильоном «Сердце озера», к нему ведет замысловатый мостик. Каждый сведущий турист считает своим долгом пройти по настилу с девятью изгибами, — это способ очиститься от всего дурного и порочного. Сегодня в парке бурлит торговля сувенирами и китайским фаст-фудом. Уединиться и предаться созерцанию природы у вас вряд ли получится, зато можно погулять в лабиринтах колоритных улочек, поглазеть на костюмированные представления, пообедать в стилизованном ресторане, покормить рыбок или гусей, принять участие в чайной церемонии. Сувениры здесь стоят не дешево, но выбор огромен и сам шопинг организован в самой радостной форме.

Торговый квартал парка Юйюань – сада Радости в Шанхае.

Шанхай – побратим Петербурга, и у нас есть много общего, в том числе и туристические пригороды с культурно-историческими объектами категории 5А (по китайской системе классификации). Старинный городок на воде Чжуцзяцзяо с 1700-летней историей, типичный для южного течения реки Янцзы  называют шанхайской Венецией. На площади 47 кв. км. раскинулись хорошо сохранившиеся аутентичные домики, храмы, колодцы, причалы на берегах каналов, поросших ивами, через которые перекинуты горбатые мостики, а под ними вереницей снуют джонки и туристические гондолы.

Символ городка – большой каменный мост Освобождения (Фаньжень Сяо, XVI в., династия Мин), который горожане окрестили «мост отпущения на волю».  Согласно легенде, местный монах построил переправу на свои деньги, собранные в результате многолетних странствий. Каждый месяц в полнолуние он отпускал с нее птиц и рыбок. Всего в старом городе  насчитывается 36 больших и маленьких мостов и каждый из них – уникален в своем роде.  Очень интересно рассматривать их с воды во время неспешного плавания на лодке.

Шанхайская Венеция — Чжуцзяцзяо, мост Освобождения и туристическая гондола.

Кстати, гондольеры Чжуцзяцзяо ведут, практически, такой же образ жизни, как их венецианские собратья: с 8 утра и до темна возят туристов по каналам, правда, песен не поют и зарабатывают меньше – 50 000 юаней в год.

Шанхайская Венеция — крайне приятное место, располагающее не только к водным, но и пешим прогулкам по узким улочкам и мостикам, от чего получаешь неописуемое удовольствие! В уютном городке сохранилось несколько старинных усадеб. Одна из них принадлежала феодалу Ма Вэньцинь и была устроена в лучших китайских традициях с извилистыми тропинками среди зарослей бамбука, прудов, беседок и прохладных уголков. Говорят, господин Ма имел персидские корни, оттого в планировке усадьбы прослеживается деление на мужскую и женскую половины, а в архитектуре проскальзывают мусульманские мотивы, как-то разноцветные глазурованные балясины на лестнице жилого дома. Великий шелковый путь и здесь оставил свои следы!

Крыльцо с расписными балясинами дома Ма Вэньцинь в Чжуцзяцзяо.