Мистические места Васильевского острова

В рамках нестандартного пресс-тура, организованного MOBY SPL LTD — «Мистика Балтийского региона», в начале лета мы совершили увлекательный круиз на пароме «Принцесса Анастасия» и приняли участие в двух тематических экскурсиях в Хельсинки и Санкт-Петербурге.  Даже трудно сказать, какая из них была интереснее, уж слишком разные города, культура, менталитет. Большая прогулка по финской столице нашла отражение в публикации «Экскурсия по мистическим местам Хельсинки».

Сегодня пришла очередь копнуть историю родного города, который еще на момент основания оброс всякими дурными предзнаменованиями, пророчествами и проклятьями. Санкт-Петербург, построенный Петром в болотистой дельте Невы, буквально, на костях, периодически страдающий от наводнений и влажного климата, имел репутацию гиблого и мрачного места. Не удивительно, что его городские легенды всегда носили некий мистический подтекст.

В бывшем «Квартале Аптекарей» на Васильевском острове мы посетили старейшую петербургскую аптеку Пеля в доме 16/18 на 7-й линии, где сегодня создан великолепный музей истории отечественной фармации.

Первая аптека появилась здесь еще в 1770 году, когда некий фармацевт Арик перенес ее с Большой Мещанской улицы на остров. Потом она неоднократно меняла хозяев, и в 1850 году на этой территории обосновался доктор Василий Васильевич Пель (Вильгельм Христофор Эренфрид). С тех пор здание из красного кирпича (архитектор З.Я.Леви) украсила именная вывеска – «Аптека Пеля», которая постепенно снискала славу самого известного и почитаемого фармацевтического предприятия Петербурга, поставлявшего лекарственные препараты к императорскому двору.

Во многом это стало возможным благодаря таланту и предприимчивости сыновей немецкого доктора – Рихарда-Альфреда и Арист-Александра (Александра Васильевича Пеля).

Открытия Александра Васильевича Пеля получили мировое признание. Например, его «спермин» – лекарственный препарат, удостоенный «Гран при» на многих Международных и Всероссийских выставках и единственно экспортировавшийся в то время из России. Также Пель впервые ввел в употребление таблетки и гранулы; внедрил в практику методы асептики и антисептики; изобрел стеклянную ампулу для дозирования и хранения стерильных инъекционных растворов.

В 1908 сыновья Альфред и Александр унаследовали аптеку Вильгельма, создав «Товарищество профессора доктора химии Пеля и сыновей». Используя новейшие достижения фармацевтической науки, они постоянно привносили новые идеи и технологии в работу своей клиники и аптеки.

А.В. Пель — магистр фармации, доктор философии и химии, профессор, действительный статский советник, обладающий глубочайшими знаниями по фармации, химии и медицине, особый интерес проявлял к физиологии и патологии.

В подвале здания аптеки Пель оборудовал экспериментальную лабораторию, где, говорят, вел поиски рецептов получения Философского камня, дарующего бессмертие, а это, как известно дело нечистое.

Впрочем, домыслы вокруг лабораторных опытов династии Пелей ни в коей мере не умоляли их достижений во благо города и России. Так, Александр Васильевич серьезно изучал гигиенические условия окрестностей Санкт-Петербурга — бактериологическое загрязнение воздуха, исследовал воду рек и способы ее очистки. Уже в то время разрабатывал меры борьбы с фальсификацией препаратов и продуктов питания. В его арсенале свыше 45 тыс. исследований! За заслуги перед отечеством немецкий доктор был возведен в потомственное дворянство и получил право на собственный герб.

Казалось, все шло просто прекрасно — в 1908 году Александр Пель был избран председателем петербургского Фармацевтического общества, но в том же году во время поездки в Берлин на съезд он неожиданно и скоропостижно скончался.

Увы, после революции 1917 года научная аптека Пеля с собственным производством лекарств была преобразована в заурядную 97-ю коммунальную аптеку, проработавшую таким образом, вплоть до пожара 2005 года. К счастью, нашлись инвесторы, полностью восстановившие исторические интерьеры, темную дубовую мебель, мозаичный пол старинной аптеки, и в 2010 году было принято решение сделать из нее музей истории отечественной фармации.

Сегодня музей «Аптека Пеля», существующий рядом с действующей клиникой  — это отлаженный и качественный турпродукт, предлагающий несколько готовых экскурсионных программ, включая самую популярную — «Тайны аптеки Пеля и башни Грифонов».

В ходе этой экскурсии гости знакомятся с устройством аптеки, вникают в тонкости и историю аптекарского дела, благо все полки и стенды большого зала заполнены оригинальными склянками, мензурками и прочим химическим оборудованием для приготовления лекарств, коими пользовались фармацевты в XIX веке.  В отдельном футляре хранится единственная сохранившаяся записная книжка А. Пеля с перечнем лекарственных средств и рецептов.

Лекарств, приготовленных по ним вы конечно, здесь не купить, но всякие забавные подслащенные пилюли с говорящими названиями, типа «Старостьуходин», «Стопхандрин», «Антиговорин», «Счастье навсегда», «Антискандальная вакцина» и т.п.  представлены в витринах и продаются сегодня как оригинальные туристические сувениры.

Мистика в аптеке Пеля более всего ощущается в подвале, где по легенде, магистр занимался алхимией и якобы вывел формулу Вселенной, с помощью которой можно попасть в параллельный мир грифонов.

Дело в том, что во внутреннем дворе аптеки были некогда сооружены две башни-трубы из красного кирпича для отвода побочных продуктов химического производства на фармзаводике и лаборатории самого Пеля.

Со временем одну трубу снесли, а вторая — обросла легендами. Местные жители утверждали, что по ночам во дворе слышится шум крыльев мифических грифонов, да так явственно, что мешает спать. Причиной их появления приписывали тайным изысканиям Пелей и действием той самой формулы Вселенной, которая якобы зашифрована на башне в виде пронумерованных кирпичей.

Стоит отметить, что башня в высоту 11 метров и ширину около 2-х метров выглядит в небольшом дворе-колодце весьма громоздкой, она не имеет ни окон, ни дверей, крыша покрыта жестью. На барабане под самым козырьком едва прочитываются несколько сохранившихся цифр, нарисованных масляной краской. Они аутентичны, все остальные цифры, разбросанные ниже по телу башни, были нарисованы сравнительно недавно.

Это сделал в 1990-е годы петербургский художник Алексей Кострома, живший в соседнем  с аптекой доме и, несомненно, знавший местную легенду.

Однажды он решил сделать из трубы лаборатории Пеля арт-объект, установив на крыше гигантское бутафорское яйцо в картонном гнезде и расписав кирпичи цифрами. Творение получило название «Памятник Яйцу».

Яйцо  с гнездом давно убрали, а вот, цифры на таинственной башне Грифонов остались. Правда, если вы захотите загадать здесь свое заветное желание, надо медитировать исключительно на старинные цифры карниза.

Слухи о чудесных свойствах башни и арт-объекте Костромы стали привлекать толпы посетителей, что доставляло массу неудобств жильцам дома, и они закрыли свободный доступ во двор.

Сегодня увидеть легендарную башню можно только через окно с лестницы аптеки Пеля, а невидимые грифоны стали вполне видимыми на стеклах окон. Несмотря на полнейшую мификацию объекта, экскурсоводы музея продолжают рассказывать, как каждое полнолуние некоторые жильцы дома по-прежнему слышат характерный шум хлопающих крыльев…

Второе место силы находится на 4-й лини рядом с Большим проспектом В.О.. – это высокий и компактный Двор духов или Двор исполнения желаний.

Точный адрес разглашать нельзя во избежание неприятностей, которые могут вслед за этим последовать. Скажу только, что найти таинственный двор, затерянный в лабиринте внутренних переходов квартала не так-то просто. Надо сперва войти в подворотню, пройти двор до конца, повернуть налево, спуститься под козырек подъезда и ждать пока дверь кто-то откроет из жильцов. Доступ в этот двор тоже сегодня закрыт на электронный ключ. Говорят, очень важно правильно войти в обиталище духов, чтобы желание исполнилось, то есть без особых препятствий.

Если двор исполнения желаний вас «впустит», то тихонько пройдите через длинный коридор к светлому проему и сверните направо – это и есть место силы. Опытные люди советуют не шуметь, дабы не раздражать местных жителей, которые порядком устали от всей этой мистики, а тихо пройти в центр глинобитной площадки, поднять глаза к небу и загадать желание. Но будьте осторожны, говорят, что за исполнение оного духи двора со временем потребуют что-нибудь взамен.

Судя по многочисленным надписям на стенах, народ сюда приходит не жадный с альтруистическими помыслами. Это приятно.

       

Перемещаемся по Большому проспекту на Кожевенную линию – промышленный район Васильевского острова, который до революции называли «Чекуши», точно как колотушки для разбивания слежавшейся муки, долго хранившейся на складах.

Совершенно неожиданно в середине XIX века здесь вырос роскошный особняк (Кожевенная линия, 27), построенный купцом первой гильдии Николаем Макеевичем Брусницыным, разбогатевшим на кожевенном ремесле до уровня владельца огромного завода на 600 рабочих мест.

Сегодня его особняк — прекрасный образец купеческого быта, —  законсервирован и ждет инвесторов, но еще недавно в него водили экскурсии и говорят, несмотря на разруху, там было на что посмотреть!

Почти вся отделка интерьеров дома Брусницыных — подлинная. Потрясающе выглядит лепнина на потолке и стенах, видимо, когда-то покрытая золотом, а сейчас просто закрашенная многими слоями краски. По свидетельству очевидцев, в некоторых комнатах уцелели камины и оригинальные шелковые обои.

Со стороны Кожевенной линии сохранилась оригинальная дверь — это парадный вход в дом, за ним расположена красивая лестница. Дверь эта сейчас заколочена, как и все остальные двери и окна первого этажа. Входить в особняк запрещено, хотя время от времени появляются желающие проникнуть в него, но не для того, чтобы любоваться лепниной. Эти отчаянные головы пытаются отыскать магическое зеркало Дракулы.

Существует петербургская легенда о том, как однажды купец Николай Брусницын встретил в Венеции старую обнищавшую аристократку из рода Борджиа, распродававшую свое имущество. В ее доме он увидел красивое зеркало, которое удачно сторговал и привез в Петербург. Самолюбие купца тешил флер именитых владельцев и исторических событий, тянущийся за этим роскошным предметом. По словам старухи, ранее зеркало принадлежало Саладину – великому полководцу и правителю Ближнего Востока, в одном из походов оно было захвачено рыцарями-тамплиерами и хранилось в крепости на острове Родос, потом его вывезли завоеватели-турки, у которых впоследствии диковинку отбил валахский князь Влад Цепеш, известный как Дракула.

В петербургском особняке Брусницыных раритет повесили над камином в зеркальном коридоре, и вскоре домочадцы стали испытывать страну тревогу. Одна служанка и вовсе помутилась рассудком — бормотала что-то под нос, бродила по ночам как сомнамбула и однажды выбросилась из окна на камни мостовой.

Следующей заболела дочь Н.М. Брусницына – Варвара, любившая вертеться перед зеркалом. Симптомы были схожи, и врачи поставили диагноз – острая истерия. Неизвестно чем бы закончилось дело, если бы девушка не покинула дом, переехав в деревню к родственникам, где недуг отступил.

Через какое-то время по Питеру поползли слухи о двух пропавших в зеркальном коридоре служанках, прямо на глазах у домочадцев. Дом Брусницыных народ стал обходить стороной, и хозяева поспешили убрать злополучное зеркало подальше в кладовую.

После революции 1917 года Н.М. Брусницын эмигрировал в Париж, а его дом большевики использовали под Управление кожевенного завода. Обстановку в комнатах поменяли и достали проклятое зеркало, решив что на советскую власть буржуйская чертовщина точно не посягнет. Вскоре, при невыясненных обстоятельствах из зеркальной комнаты бесследно пропали замдиректора и рабочий. Прямо по Булгакову! От греха подальше дверь в кабинет заколотили, а зеркало пытались пристроить в другие организации, но его все время возвращали обратно.  Дальнейшая судьба зеркала Дракулы туманна. Говорят, оно до сих пор таится где-то в подвалах дома Брусницына, не давая покоя краеведам и любопытным искателям приключений.

Экскурсия по мистическим местам Хельсинки